Перейти к верхней панели

Трудные дети в классе: вопрос-ответ


Трудные дети в классе  вечная причина для беспокойства, с которой сталкиваются более 90 процентов учителей. Как удержать дисциплину и заставить себя уважать?  Как распознать и пресечь агрессию в классе? Возможно ли (и нужно ли) перевоспитать трудного ученика? На эти и другие вечно актуальные вопросы отвечают Ксения Вотякова, нейропсихолог в Яндекс. Учебнике, и Лилия Брайнис, педагог и директор благотворительного фонда «Шалаш».

Как остановить агрессию к ребенку с ОВЗ, если сам ребенок ведет себя иногда эмоционально нестабильно, и детей это пугает?

С одной стороны, важно проверить, что образовательная программа, по которой учится ученик с ОВЗ, соответствует его образовательным потребностям. Что ему достаточно комфортно учиться, а процесс обучения выстроен так, чтобы помочь ребенку справиться с индивидуальными сложностями. Если в заключении ПМПК есть указание на то, что ребенок «нуждается в тьюторской поддержке», просите поддержки тьютора, который будет помогать ребенку в течение урока. Если же рекомендация о тьюторской поддержке в заключении ПМПК отсутствует, а помощь тьютора необходима, обратитесь к директору школы или к председателю школьного психолого-педагогического консилиума с просьбой̆ об организации тьюторской помощи ребенку во время занятий.

С другой стороны, важно выдержать баланс, не показывать «особого» отношения к ребенку с ОВЗ: по крайней мере, стремиться оказывать другим ученикам так же много внимания. Гиперопека и гиперответственность со стороны учителя в отношении учеников с инвалидностью и ОВЗ не приносит успеха ни самому ученику, ни учителю.

Я боюсь, если для ребенка взрослый не авторитет, то похвала его будет и правда раздражать. Может, сначала нужно подумать над тем, как поднять свой авторитет? Есть какие-то способы?

Нужно начать внимательно относиться к ребенку, вникать в сложности, с которыми он сталкивается, давать развернутую обратную связь по итогам выполнения заданий: что получилось, что не получилось, какая динамика, если сравнивать с прошлыми результатами. Рано или поздно отношения станут более доверительными, и, возможно, получится выстроить отношения сотрудничества.

Дети тянутся к взрослым, которые демонстрируют уверенность в том, что все трудности можно преодолеть; к тем, кто компетентен в своём предмете. А ещё им важно чувствовать, что взрослые не безразличны к ним.

Вообще, может оказаться, что дело не в авторитете. Конкретному человеку могут не нравиться формы похвалы, выражающиеся в прямой оценке его самого (например, формы «молодец», «умница», «лучше всех»), а понятны и приятны формы, в которых он(а) получает от вас обратную связь о своих успехах («хочу обратить внимание на то, что в этот раз ты сделал на 15 ошибок в диктанте меньше», «я вижу, что сегодня тебе было сложно сидеть на месте, но очень рад(а), что ты смог выслушать важную тему») — так вы поможете ему или ей концентрироваться на прогрессе, отслеживать динамику изменений. 

Ребенок-инвалид (ДЦП) учился в психотравмирующей ситуациии и после смены коллектива продолжает не доверять одноклассникам. Возможно ли ускорить адаптацию?

Для ускорения адаптации можно попробовать создать для ребенка ситуации личного учебного успеха или попробовать включить его в работу в больших совместных учебных проектах, таким образом распределяя групповые роли, чтобы ученик мог проявить свои сильные стороны. Сначала учитель может принимать участие и выступать модератором в групповой работе, чтобы снизить тревогу ребенка. Если в группе налаживаются отношения сотрудничества, может быть, даже поддержки, учителю важно выходить из работы и давать ученикам работать самостоятельно.

Как вести себя педагогу, если «трудного ребенка» пытаются «убрать» из класса родители других детей?

Необходимо оставаться на стороне ребёнка, ведь именно этот ученик нуждается в поддержке больше всех. Поговорите с родителями о том, что такая реакция родителей недопустима для вас, это травля, и она мешает вам работать. В вашем классе все ученики имеют право быть, а вы поможете им, если им трудно.

Являются ли прикосновения к лицу, пинки, плевки с улыбкой и смехом травлей или это уже агрессия?

Прикосновения без разрешения, плевки и пинки в адрес человека — точно проявления агрессии. У травли есть два самых главных признака: систематичность (если агрессия проявляется всё время по отношению к одному и тому же ребёнку, роли сильный/слабый не меняются) и неравенство сил (двое на одного или одиннадцатиклассник на пятиклассника).

Даже если жертва говорит, что «всё в порядке, они так играют», если вы наблюдаете систематическое неравенство сил в «играх» — это травля, и необходимо вмешательство взрослого. 

Что делать, если родители агрессора не выходят на связь и дали отказ от работы с ним психолога, а классного руководителя он не слушает?

Важно объяснить родителям, что в любом конфликте «психологический ущерб» наносится обеим сторонам. Родители агрессора должны понимать, что интересы их ребенка вы тоже защищаете. Тем не менее, есть правила поведения, которые приняты в вашей школе, они одинаковы для всех учеников, и за их соблюдением вы будете следить. Одно из этих правил — разрешение конфликтных ситуаций без применения насилия. Можно воспользоваться следующим алгоритмом:

1. Постарайтесь связаться с родителями, и, сохраняя спокойный и доброжелательный тон, поделиться своими наблюдениями. Важно опираться на безоценочное описание фактов. Поделитесь с родителями конкретным планом действий — что вы хотите сделать, чтобы дети стали реже драться и оскорблять друг друга? Как и каким способам поведения вы собираетесь их научить? В чем именно вы ждёте от помощи от них?

2. Разберитесь в причинах агрессивного поведения, обсудите гипотезы с родителями. Если ребенок регулярно ведёт себя агрессивно — значит что-то идёт не так. 


При этом важно помнить про границы ответственности учителя и родителя. Никто не вправе вмешиваться в методы воспитания других родителей, даже из самых лучших побуждений. Что может учитель в такой ситуации? Заявить правила, которые действуют на уроке. Они могут отличаться от тех, которые приняты в семье ученика, и это нормально. Вы отвечаете только за то, что можете контролировать. И в классе правила задаёте вы.

Что делать, если неадекватный ребенок мешает другим ученикам, и никакие методы не помогают? 

Прежде всего нужно понять, что лежит в основе «мешающего поведения». Это может быть связано с нарушениями внимания, неуспешностью в учёбе, перегруженостью школьными и дошкольными занятиями, со снижением учебной мотивации, со сложными отношениями с одноклассниками, с травмирующими жизненными обстоятельствами. Понимая причину, можно понять что стратегически делать дальше и подобрать конкретные практики, которые помогают справляться с ситуацией. 

При работе с трудным поведением могут помочь четко сформулированные правила и последовательное к ним обращение. Последнее в этом вопросе — самое сложное и важное. Ребенок понимает, что правила работают, только когда на деле убеждается в этом, а не когда эти правила висят на стенке. Важно, что правила общие для всех, распространяются и на взрослых тоже. Взрослый — гарант безопасности в группе/классе/команде. Это значит, что он обращается к правилам каждый раз, когда они нарушаются (или соблюдаются, если предусмотрены последствия для соблюдения) в отношении каждого ребенка без исключения и без двойных стандартов. 

При этом важно не делать катастрофу из нарушения правил. Все ошибаются, все нарушают правила, так бывает. Важно, что за нарушением идет последствие.

Почему все должны учиться вместе? Ведь «трудные дети» тормозят процесс обучения в классе, и программа на них не рассчитана. Должна ли быть в этом случае у каждого своя таблица достижений или одна на весь класс?

 Исключение из группы любых детей (трудных, непонятных, неудобных, любопытных, ироничных, весёлых) — это, во-первых, насилие над группой, потому что если «ушли» кого-то одного, могут попросить уйти и меня. Это небезопасная ситуация, непрозрачная, которую можно приравнять к травле, когда все ополчаются на одного. Во-вторых, под трудностями всегда скрывается причина, они появляются не потому что ребёнку хочется обзываться, а потому что это реакция на внешние проявления: ребёнок просто пока не умеет действовать иначе. В-третьих, не бывает идеальной группы (ни взрослых, ни детей). Детям нужно учиться находиться в разных коммуникационных ситуациях и обходиться с ними (это в равной степени важно и тем, кого называют трудным, так и тем, кто не попадает в эту категорию). Они не научатся этому, если не окажутся в ней на практике. Задача взрослого — провести группу через трудность, используя опыт и профессиональные педагогические инструменты.

Таблица достижений может быть общая у всего класса или индивидуальная у каждого конкретного ученика. Это будет зависеть от ваших целей. В одном подходе вы можете все вместе (всем классом) копить «жетоны» (это может быть что угодно: наклейки, ленточки, значки, шарики и т. д.) для получения сюрприза на всех (например: поход в кино, приход к вам какого-нибудь интересного человека и т. д.). В другом случае вы можете выбрать для себя стратегию подкрепления позитивного поведения какого-нибудь отдельного ученика, при которой вы заранее обсудите с учеником те пункты, на которые вы будете обращать внимание (за которые он сможет получить «жетоны»). Если ученик набирает необходимое кол-во «жетонов», он(а) может получить сюрприз или подарок.

Чтобы помочь учителям найти ключ к взаимодействию с детьми с трудным поведением, «Я Учитель» сервиса Яндекс. Учебник совместно с благотворительным фондом «Шалаш» запустил курс «Работа с трудным поведением: принципы и инструменты». Это бесплатный онлайн-курс, рассчитанный на 16 часов, который можно проходить в записи в любое удобное время, а по итогу получить удостоверение о повышении квалификации. .

Иллюстрации в статье depositphotos


Вступайте в клуб педагогов, работающих с детьми с ОВЗ

Вступить




Перейти в источник

Похожие статьи

Стартовый набор родителя

Фото depositphotos В школе и институте не проходят курсы родительского мастерства. Мол, ребята, доверьтесь своим инстинктам. С сексом справились, вот и дальше выкручивайтесь. Да и родители не прочь скинуть с себя обязательства. Я постоянно слышу разговоры…

«Иннополис для меня проект личный. Я вернулся, чтобы его достроить»

Первое интервью экс-министра связи РФ после ухода с госслужбы: когда в IT-городе будет 250 тыс. жителей и где взять на это миллиард долларов «Каждый десятый рубль бюджета Татарстана будет сгенерирован в Иннополисе», —…

«Ой, были десятыми, а сейчас девятые». Но не все меряется таблицей»

Главный тренер «Рубина» о том, вернулся ли в клуб победный дух, готов ли он расстаться с Кварацхелией и кто не оправдывает аванса «У нас серьезный спортивный и индивидуальный потенциал, и если нам удастся его сохранить, то в этом…

«Я вижу проблемы Путина, его драму»

Об отношениях президента РФ с «птицей русской мечты», отравленном Навальном, живой Анджеле Дэвис и подземных гулах на Красной площади «Путин не говорит с нашим народом возвышенным языком, каким говорили князья, вожди и цари», —…

в России о буллинге и суицидах в школах принято молчать 

Буллинг и подростковый суицид в школе — проблема острая, давно известная и обсуждаемая в профессиональных кругах. Несмотря на это, она до сих пор не решается системно. Если начать самостоятельные поиски ответа на вопрос, как…

Ответы